• ноц59
  • инфоурок
  • перм край
  • россия

Презентация организаций в сфере беспилотных авиасистем

Презентация организаций в сфере беспилотных авиасистем

На территории индустриального парка «Руднёво» состоялась встреча Владимира Путина с представителями организаций в сфере беспилотных авиационных систем.

 

2023-12-05_14-58-49.webp

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Со многими из вас, наверное, со всеми почти мы только что встречались. Вы рассказывали о том, что и как делается в нашей отечественной отрасли беспилотной авиации – важнейшее направление деятельности страны, очень перспективное.

Сейчас мы только с коллегами смотрели, я видел нарисованную цифру: на ближайшее время объём 500 миллиардов [рублей], – но со мной тут же согласились, что это очень консервативная оценка: скорее всего, если мы все вместе – и государство тоже – будем работать активно, то это будет триллион рублей, это вот такой будет объём.

Смотрите также

Участники презентации организаций в сфере беспилотных авиационных систем

27 апреля 2023 года

 Отрасль не только очень важная – она очень интересная, потому что, во-первых, за ней будущее, во-вторых, здесь концентрируются самые последние разработки по целому ряду направлений. И конечно, что очень важно – это направление использования беспилотных летательных аппаратов, оно просто необозримое: практически, наверное, нет такой сферы деятельности и сферы экономики, где невозможно было бы применять летательные аппараты беспилотные.

Кроме всего прочего, это коренным, серьёзным образом поднимает конкурентоспособность любой экономики, а мы, если мы хотим структурных изменений, а мы этого хотим, то мы, конечно, должны все вместе сосредоточить свои усилия на том, чтобы эта отрасль развивалась.

Дополнительно

Посещение индустриального парка «Руднёво»

27 апреля 2023 года

Совещание по развитию беспилотной авиации

28 апреля 2023 года

Коллеги сейчас говорили о тех трудностях барьерного характера, административных барьерах, которые мешают идти вперёд. Они понятны – непонятно… Хотел сказать непонятно, как их преодолевать, но и это понятно. Нужно только общее понимание того, что преодоление – это крайне важно для развития этой отрасли.

В Москве это получается. Я хочу поблагодарить и мэра Москвы, всю его команду за то, что здесь, в столице, уделяется такое внимание этому важнейшему направлению нашего развития.

С удовольствием ещё раз выслушаю ваши соображения. И, поскольку у нас на связи коллеги из Правительства, из финансовой системы, из Администрации, мы все вместе, надеюсь, сегодня продуктивно поработаем для того, чтобы выйти на нужные нам решения.

Это всё, что я хотел бы сказать в начале. Пожалуйста, Дмитрий Николаевич [Песков].

Д.Песков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Действительно, сегодня здесь собралось ядро компаний, которые готовы эту передовую отрасль построить.

Мы попросим сделать несколько выступлений коллег, с которыми Вы сегодня не общались на выставке. У них у всех разный объём компаний, но у всех есть очень большая амбиция по росту.

Я бы хотел передать слово Андрею Юрьевичу Шевченко ‒ генеральному директору ООО «Аэромакс». «Аэромакс» ‒ базовый арендатор «Руднево», того федерального центра по беспилотным авиационным системам, который создан Правительством Москвы, Минпромом и НТИ осенью прошлого года, и уже жизнь здесь кипит.

Пожалуйста, Андрей Юрьевич.

А.Шевченко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Разрешите представиться, генеральный директор группы компаний «Аэромакс» Шевченко Андрей Юрьевич. Имею лётное образование, стаж работы в авиационной области ‒ более 30 лет.

Компания «Аэромакс» является ключевым резидентом индустриального парка «Руднёво». Компании шесть лет. Мы компания полного производственного цикла: от момента разработки и создания беспилотных летательных аппаратов вертолётного, коптерного, самолётного типа до оказания услуг с их применением.

География применения ‒ 57 регионов страны.

В составе компании четыре конструкторских бюро. Производственные площадки в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Великом Новгороде, а также четыре региональные авиационные компании.

Фокусируемся на развитии отечественных технологий. Доля российских компонентов в продукции компании составляет 90 процентов.

Особый акцент делаем на создании беспилотных воздушных судов вертолётного типа. В 2021 году первыми доставили груз беспилотными вертолётами в интересах «Почты России» и «Газпромнефть-Снабжения». В 2022 году первыми в России показали гражданские беспилотники с максимальной взлётной массой 750 килограммов и возможностью перевозки груза до 300 килограммов.

В этом году готовим новый вертолёт с максимальной взлётной массой три тонны и возможностью перевозки до одной тонны груза. В мире пока данный проект ещё никем не реализован.

В настоящее время беспилотные воздушные суда производства нашей компании выполняют полёты по перевозке грузов в районе Салехарда, выполняются полёты по маршруту Обдорск‒Питляр‒Обдорск общей протяжённостью 180 километров. Перевозим в настоящее время 40 килограммов груза. Указанный тип вертолёта, его серийная сборка организована в индустриальном парке «Руднёво».

Буквально месяц назад ввели производственные площади в объёме девяти тысяч квадратных метров и выпустили первые серийные машины, которые можно было увидеть на экспозиции.

В этой связи компания «Аэромакс» хотела бы поблагодарить Правительство Москвы за создание индустриального парка. В сжатые сроки это позволило нам оперативно наладить производственные процессы и выпустить первые серийные образцы.

Хотелось бы также поблагодарить за финансовую поддержку компаний-резидентов. Компания «Аэромакс» получила грант, получила субсидию на развитие производства.

Учитывая Ваши декабрьские поручения 2022 года, Владимир Владимирович, мы очень большое внимание уделяем кадровому вопросу. В настоящее время создан учебно-авиационный центр, в котором можно получить рабочую профессию по управлению беспилотными воздушными судами. Мы одна из единственных компаний, которая может дать такую профессию, профессиональное образование.

Уделяем внимание также инновационному развитию. Сейчас работаем над созданием вертолёта с максимальной взлётной массой 750 килограммов с использованием водородных топливных элементов.

Имеем амбициозные планы по организации серийного производства беспилотных летательных аппаратов гражданского назначения. В 2023 году, к исходу 2023 года, планируем ввести в строй 27 тысяч квадратных метров производственных площадей в индустриальном парке «Руднёво», что позволит нам создать около 10 тысяч рабочих мест и выпустить более 2500 беспилотных гражданских воздушных судов до 2030 года.

Мы готовы задействовать и просим рассмотреть свой научно-технический потенциал и производственный потенциал для выпуска необходимого количества беспилотной техники в рамках планируемого государственного гражданского заказа.

Спасибо за внимание.

Д.Песков: Спасибо.

Владимир Владимирович, конечно, отрасль развивается невероятными темпами, в том числе идёт очень важная смена двигателей внутреннего сгорания на электрические двигатели.

Фактически мы, анализируя отрасль, понимаем сегодня, что единственным технологическим ограничителем роста является ёмкость батарей. Чем более ёмкие у нас будут батареи, тем дальше мы сможем летать и больше возить грузов.

К счастью, у нас в России сегодня появились игроки, которые начинают всерьёз заниматься этим вопросом. Компания «Росатом» очень много делает по этому поводу, Правительство Москвы большой заказ формирует. И у нас есть компании, которые сосредоточены именно на научной компетенции.

Коллеги несколько лет назад Вам показывали свой прототип решения. Сейчас они уже дошли до опытного производства.

Я бы хотел попросить Алексея Михайловича Кашина чуть-чуть рассказать об этой очень важной работе, там есть серьёзная проблематика.

А.Кашин: Спасибо, Дмитрий Николаевич.

Добрый день, Владимир Владимирович, коллеги!

Я технологический предприниматель, основатель компании «ИнЭнерджи», директор Института электродвижения МФТИ.

Как Дмитрий Николаевич сказал, наш основной предмет деятельности ‒ это источники энергии, то есть мы занимаемся энергоустановками, материалами для них. Выросли мы из науки. Сегодня у нас интересная стадия: мы как раз сосредоточены на нишевых рынках. Понятно, что беспилотникам сегодня основное внимание уделяется, но вместе с тем есть и потенциал большого серийного производства в этой области – это всё, что связано с электродвижением.

Владимир Владимирович, мы четыре года назад встречались, и я показывал Вам тогда наши одни из первых образцов. За это время пройдён большой путь: мы несколько продуктов на рынок вывели, построили опытные и производственные участки. На сегодня мы крупнейший коллектив в этой области, крупнейшая электрохимическая компания.

Благодаря тем поручениям, которые Вы дали, спасибо большое, мы получили всю необходимую поддержку и как компания НТИ прошли за эти четыре года венчурную стадию. В этом году, совсем недавно, мы с успехом завершили сделку с «Газпромбанком» по вхождению в капитал.

На сегодняшний момент у нас такая ситуация сложилась, что мы сформировали, по сути, полный технологический пакет: от материалов до конечных изделий в области водородных и электрохимических технологий. И на сегодня для нас такой этап, когда нужно развивать успех.

Следующая наша амбиция, наша сверхзадача на этом этапе ‒ это создание отрасли электрохимических технологий. По сути, здесь у нас два ключевых момента.

Первый момент ‒ это обеспечение уже сегодня энергоустановками высокого уровня с особыми требованиями специальных рынков, в первую очередь беспилотники, робототехника ‒ эти задачи.

И второе ‒ это разворачивание пакета технологий на производство гигамасштаба, на большие заводы.

Эта двуединая задача на сегодня, по сути, выглядит так, что для её решения нам нужно создать опытно-промышленное производство нового уровня. Это инструмент таких «наступательных операций» в технологической сфере в Советском Союзе, и среди наших зарубежных конкурентов он активно используется. Это, с одной стороны, уже серийный завод, но на нём происходит постоянная опережающая смена технологий. Это вроде бы и не НИОКРы, и при этом это не бизнес, не проект, который направлен на выпуск однотипной продукции. В этом есть и плюсы, и минусы, в этом есть сложность. Это наше производство «Металион»: мы сегодня спроектировали такой завод и подписали в январе «дорожную карту» с Правительством о развитии этой высокотехнологичной отрасли. Но есть проблема, а именно отсутствие инструмента под объекты такого типа, под опытно-промышленное производство.

В.Путин: Какого инструмента, о чём речь?

А.Кашин: Инструмента финансирования, поскольку это, с одной стороны, и элементы НИОКР, а с другой стороны, это уже большой завод.

Сегодня у нас уже такая работа идёт. Мы, например, для «Росатома» разрабатываем следующие поколения твёрдотельных накопителей, но упираемся в отсутствие этой инфраструктуры.

У меня здесь просьба. Владимир Владимирович, мы этот вопрос много обсуждали на уровне вице-премьеров и Правительства, такая проблема не только у нас. Я знаю, что во всех новых материальных отраслях, где мы боремся за технологический фронтир, где нужна компонента технологического суверенитета, где идёт быстрая смена технологий ‒ у нас, например, каждые два-три года идёт такая смена ‒ и нужно постоянно обновлять свою линейку разработки, – у меня большая просьба дать поручение о разработке инструмента финансирования таких опытно-промышленных производств и о финансировании нашего опытного завода «Металион».

У нас нет сомнений в успехе, всё для этого есть. Нам на сегодня нужен рывок.

Спасибо большое. Доклад закончил.

В.Путин: А инвестиций сколько?

А.Кашин: По нашему сегменту «дорожной карты», Владимир Владимирович, 25 миллиардов рублей, из которых опытный завод ‒ 14 миллиардов.

В.Путин: Понятно.

У нас уже есть инструменты, но они, правда, 500 миллионов и так далее. Нужно просто под ваши задачи приспособить имеющиеся инструменты ‒ производственные кластеры и другие.

Андрей Рэмович, нужно для определённых направлений деятельности ввести требования или приспособить эти требования к имеющимся инструментам развития.

А.Белоусов: Я могу пояснить, Владимир Владимирович, что имеется в виду, в чём проблема у коллег.

В.Путин: Да.

А.Белоусов: Дело в том, что у нас все инструменты поддержки ‒ это либо выдача грантов на ранних стадиях производства, либо кредитные инструменты. Институты развития выдают кредитные инструменты с субсидированными ставками, с несубсидированными, либо это субсидия НИОКР. Вот три основных инструмента.

У коллег на самом деле серийного производства нет и типового производства нет пока. Им нужны достаточно большие инвестиции с неопределённой перспективой. Поскольку операционного потока нет, кредитные инструменты не работают.

Какой выход? Мы с коллегами говорили: выход состоит в том, чтобы развивать такой инструмент, как вхождение в капитал компаний. Сегодня нашим институтам развития просто запрещено это делать.

У нас сейчас в Аппарате Правительства находится постановление: мы с ВЭБом отработали такую схему, которая это разблокирует. Договорились, Игорь Иванович [Шувалов] не даст соврать, по крайней мере, с Минфином точно договорились о 10 миллиардах для начала, попробовать. То есть вхождение в капитал с обратным опционом, с обратным выходом. Я надеюсь, что мы это постановление примем в ближайшее время и этот инструмент запустим.

«ИнЭнерджи» ‒ один из первых кандидатов. Мы знаем хорошо эту компанию, она действительно участвует в технологических картах, мы с ними работаем, поэтому тут проблем нет никаких.

В.Путин: Игорь Иванович, согласны?

И.Шувалов: Да, Владимир Владимирович. Мы отрабатываем этот вопрос. Завтра как раз в Правительстве будет согласительное совещание. У нас остался один спор: всё-таки первый портфель формировать в размере до 10 миллиардов или до 50 [миллиардов]? Мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы это право на риск, которое определяется этим постановлением Правительства, касалось бы нашей возможности под руководством Правительства сформировать портфель в 50 миллиардов. Но Андрей Рэмович говорит «десять». Можем попробовать начать, но это маловато.

А.Белоусов: Если это начало, не пугайте [Министра финансов Антона] Силуанова 50 [миллиардами].

И.Шувалов: Я не хочу никого пугать.

Владимир Владимирович, по инструментам мы действительно отработали. Был запрос на такой инструмент от коммерческих банков, включая «Сбер». Бумага готова. Если будет подписана, начнём работать быстрее.

В.Путин: У Вас, я не случайно спросил, инвестиции сколько, 14 [миллиардов], да?

А.Кашин: Да, Владимир Владимирович.

В.Путин: Андрей Рэмович, десять ‒ маловато.

А.Белоусов: Мы рассмотрим этот вопрос. Мы решим вопрос, Владимир Владимирович.

В.Путин: Ладно.

А.Белоусов: Это производство действительно необходимо. Мы сами инициировали, чтобы оно вошло в «дорожную карту» по созданию накопителей энергии. Наряду с «Росатомом» они практически единственная крупная компания, которая производит эти накопители.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Они важны не только для авиационного беспилотия, но и по многим другим направлениям. Одна из важнейших сфер деятельности и по другим направлениям развития.

А.Кашин: Спасибо.

Д.Песков: Коллеги, хотел бы передать слово Алексею Евгеньевичу Семёнову ‒ председателю правления группы компаний «Геоскан», Санкт-Петербург.

Пожалуйста.

А.Семёнов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Нашей компании 12 лет. Мы выросли из стартапа, а теперь нас 500 человек. Мы стали национальным чемпионом, одной из ведущих хайтек-компаний страны.

Несколько цифр. Мы уже произвели и поставили 15 тысяч беспилотников. Они налетали 300 тысяч часов, 10 миллионов километров налёта. Поставляем продукцию в 25 стран мира. Заплатили два миллиарда [рублей] налогов.

В основном мы занимаемся маленькими беспилотниками ‒ до 30 килограммов ‒ и осваиваем все технологии до комплектующих, все беспилотные технологии, которые относятся к беспилотникам. Это позволяет делать продукцию мирового класса и, соответственно, конкурировать и внутри страны, и за рубежом.

В нашей истории было серьёзное событие: когда началась НТИ, мы оказались исполнителями первого проекта НТИ. Это был вызов, который мы даже сначала не осознали: взялись сделать трёхмерную модель целого субъекта Российской Федерации. Оказалось, что это был и до сих пор, похоже, остаётся самым масштабным в мире проектом по беспилотной аэрофотосъёмке. Мы налетали 500 тысяч километров, сняли шесть миллионов фотографий и из них сделали цельную трёхмерную модель субъекта. Дальше шла инвентаризация земель.

После этого проекта следующий вызов у нас был в области геологоразведки. Нас попросили сделать беспилотник для магнитометрической съёмки. Оказалось, что задача гораздо сложнее: надо было сделать не только беспилотник, но и сам квантовый оптический магнитометр. Удалось его сделать. Поскольку беспилотник требует специальной полезной нагрузки, она должна быть лёгкой. Нельзя взять покупной прибор, поставить на самолёт – то есть можно, но это будет очень неэффективно.

Нам удалось сделать этот прибор и за счёт того, что мы делали и беспилотники, и сенсоры, нам удалось выйти в мировые лидеры по беспилотной геологоразведке. Мы сделали гигантские проекты и в России, делаем работы и в Азии, и в Африке, и, естественно, в странах СНГ.

Следующий вызов ‒ это шоу дронов. Здесь нам пришлось бороться с «Интелом». Мы решили не уступать конкурентам и отобрали у них мировой рекорд ‒ в честь 75-летия Победы в Питере сделали шоу, в котором поставили мировой рекорд по количеству дронов.

Дальше занимались образованием, занимаемся до сих пор. Это тоже была сложная работа: надо было в кратчайший срок сделать несколько тысяч беспилотников для обучения в сельских школах. Это беспилотник с функционалом, которого тогда не было. Нам удалось победить мирового лидера в этой области и убедить – слава богу, нам помогли, убедили, нашу продукцию закупили. Сейчас уже восемь тысяч беспилотников работает в школах и в учебных заведениях страны. Мы проводим с Минпромторгом соревнования «Кибердром», в которых уже 45 тысяч человек участвовало.

И ещё один вызов, который тоже нас попросили сделать, – попросили сделать спутник. Оказалось, что спутниковые технологии очень близки к беспилотным. Мы чуть больше чем за год сделали образовательный спутник, образовательную платформу, и с помощью «Роскосмоса», естественно, спутник выведен и стал сейчас самым популярным любительским спутником в мире.

Амбиции у нас соответствующие, мы хотим продолжить линейку лёгких дронов и побороться с мировым лидером уже по остальным номинациям. Это, в частности, дроны для людей, для съёмок, для видеосъёмок, потому что сейчас самая массовая продукция ‒ это дроны для видеосъёмок. Это довольно сложно, потому что надо сделать дёшево, хорошо, а чтобы сделать дёшево, надо сделать много, чтобы сделать много, надо сделать дёшево ‒ и вот этот замкнутый круг предстоит ещё разорвать.

И продолжить поставки в образовательной сфере, поскольку и заказ есть, и потенциал есть.

Самое, наверное, масштабное, что мы планируем сделать, это сделать систему ‒ Дмитрий Николаевич [Песков] это предлагал много лет назад на заре НТИ ‒ дистанционного зондирования Земли, куда входят и космические, и беспилотные летательные аппараты. В беспилотных летательных аппаратах мы все технологии уже освоили, мы здесь лидируем в мире. Сейчас планируем, я надеюсь, что мы найдём общий язык с «Роскосмосом» и сможем с помощью «Роскосмоса» такие спутники запустить.

В.Путин: С Юрием Ивановичем [Борисовым] в контакте?

А.Семёнов: Лично нет. Но сейчас мы общаемся уже, да.

В.Путин: С «Роскосмосом», да?

А.Семёнов: Да.

В.Путин: Отлично. Что нужно? Чем помочь?

А.Семёнов: Да ничем, главное, что Вы это услышали, надеюсь, что будет ещё раз возможность доложить.

В.Путин: Дмитрий Николаевич [Песков] в курсе. Если что, через него можно выходить, и постараемся поддержать. Всё очень интересно и очень важно.

А.Семёнов: Спасибо.

В.Путин: Разрешение пока у вас гораздо лучше, чем наши аппараты делают из космоса, поэтому беспилотники, конечно, здесь востребованы. Но мы идём к тому, чтобы и из космоса разрешение было увеличено, улучшено, чтобы всё было точнее и так далее. Но в любом случае одно другому не мешает.

Д.Песков: Большое спасибо, Владимир Владимирович.

Мы хотели бы сейчас два слова сказать об отрасли, где многие считают, что сосредоточено больше всего денег в дронах, ‒ это сельское хозяйство.

Я хотел бы дать слово Максиму Сергеевичу Чижову ‒ генеральному директору «Агримакс Аэро». Сейчас это ещё стартап, то есть он примерно как Алексей Семёнов тогда, семь лет назад. Но амбиций у коллег не меньше, и мы надеемся, что они вырастут в такого же национального чемпиона в области дронов.

Максим Сергеевич, пожалуйста.

М.Чижов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Спасибо, Дмитрий Николаевич.

Уважаемые коллеги!

Чижов Максим Сергеевич – основатель и руководитель компании «Агримакс Аэро», технологический предприниматель в области беспилотных авиационных систем.

Это наш не первый проект, мы уже ранее выводили компанию в лидеры отрасли в беспилотных авиационных системах. Это второй проект, специализированный на беспилотных авиационных системах в сельском хозяйстве.

Это действительно стартап. В прошлом году мы начали коммерциализацию наших наработок, сразу обработали более 10 тысяч гектаров на наших первых образцах. Выходили на поле, когда не могла выйти традиционная техника, сохранили более 20 тысяч тонн урожая для наших заказчиков. Работали по коммерческим контрактам – абсолютно без всяких НИОКРов, чётко, с ответственностью за выполненные работы и за сохранённый урожай для наших фермеров.

Наша цель в том, чтобы сделать российского фермера счастливым, дать ему те агротехнологии с помощью наших инструментов, которые сейчас доступны только крупным агрохолдингам, для повышения интенсификации сельского хозяйства.

Для этого мы хотим от нашего текущего производства единичных экземпляров перейти к массовому серийному производству – серий в пять, даже десять тысяч беспилотников в год. Эта цифра вполне обоснованна, потому что в Китае на текущий момент в сельском хозяйстве работает более 200 тысяч дронов. По вышедшей сегодня аналитике предполагается, что рост будет ещё в 20 раз в мире за ближайшие семь лет.

Мы в нашей стране имеем 80 миллионов гектаров пашни, из которых семь процентов обрабатывается крупными агрохолдингами, а 93 процента – это средние и малые фермерские хозяйства, для которых дрон – это отличный инструмент: это точное внесение, это высокая оперативность, фермер может сам выйти на обработку и её выполнить. Это то, что нужно для нашего фермера.

Решение не только для фермеров. Для южных регионов это борьба с саранчой, это фитомелиорация, это борьба с опустыниванием. Для северных регионов: мы делаем восстановление экологии Крайнего Севера. Это аэросев после завершения газо- и нефтедобычи, то есть восстановление экологии с помощью беспилотных авиационных систем.

Для страны – это 100 тысяч высококвалифицированных рабочих мест преимущественно в сельской местности, которые используют беспилотные авиационные системы. И совокупный эффект более 500 миллиардов рублей – мы считали это и совместно с НТИ, цифра у нас сходится – на экономику в год для нашей страны за счёт полноценной реализации этого проекта, включая агротехнологии, которые изменятся для интенсификации ведения сельского хозяйства, особенно в малых хозяйствах, у малых фермеров.

Что нужно для достижения этого эффекта? Во-первых, уже сейчас нужно проводить обучение по сельскохозяйственным специальностям в техникумах, вузах современным агротехнологиям с применением обработок в сельском хозяйстве с помощью дронов. Мы рассчитываем здесь, что ГТЛК [Государственная транспортная лизинговая компания] как квалифицированный централизованный поставщик сможет обеспечить все учебные заведения российской техникой для проведения практических занятий, ну а мы поддержим это методологически и агротехнологически.

Второй момент – это стимулирование спроса. Простая субсидия на покупку малыми фермерами беспилотных авиационных систем российского производства в пределах трёх миллиардов рублей на ближайшие три года очень существенно повысит спрос и сделает кратный скачок как развития самой технологии, так и промышленности, производства российской беспилотной отрасли.

Третье – у нас просьба поддержать на федеральном уровне инициативу астраханского губернатора [Игоря Бабушкина], который принял решение об организации на территории региона научно-производственного центра по применению, отработке агротехнологий с применением беспилотных авиационных систем совместно с Россельхозцентром, федеральными научными центрами, и рассмотреть возможность выделения субсидий на эти исследования совместно с Россельхозцентром для отработки этих агротехнологий и распространения на нашу страну. Чтобы мы не пользовались тем, что разработали в Китае или в Юго-Восточной Азии на рисовых чеках, а наши фермеры пользовались отработанными агротехнологиями для нашей страны, наших культур, наших гибридов и так далее.

Четвёртое – наша основная головная боль: у небольших компаний нет возможности получения финансирования для кратного роста. Для роста в 10 процентов, даже вдвое в принципе сейчас инструменты есть. Но для того, чтобы быстрорастущие компании, которые за год могут вырасти в сто, а то и в тысячу раз, получили такое финансирование, сейчас это возможно только в ручном режиме, поэтому, будь ты хоть Маск, а не Макс, получить это финансирование невозможно.

Возможно, с учётом Вашего поручения можно будет этот вопрос также решить.

Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Вы работаете с Минсельхозом, да?

М.Чижов: Очень активно. Мы им очень благодарны за поддержку.

В.Путин: Нужно, чтобы они сформулировали. Это же они как бы потребители?

М.Чижов: Да.

В.Путин: Они должны сформулировать свои потребности в этом направлении.

Мы достаточно многое делаем, для того чтобы поддерживать сельское хозяйство. Понятно, сейчас не буду перечислять все инструменты поддержки. Можно и в рамках выделяемого финансирования что-то переориентировать на эту часть работы, можно подумать о дополнительном финансировании.

Нужно, чтобы они сформулировали эти потребности. По-моему, они с этим не выходили никогда, скажем, с субсидиями в адрес сельхозтоваропроизводителей, для того чтобы они использовали ваши инструменты. По-моему, такого не было, они с этим не выходили.

Можно спросить у Андрея Рэмовича. Андрей Рэмович, выходили из Минсельхоза с этими просьбами?

А.Белоусов: Они не выходили, но по Вашему поручению, Владимир Владимирович, я об этом буду докладывать, мы сейчас делаем национальный проект по беспилотникам, и там эти субсидии включены. Это будет в национальном проекте. Мы до 1 июля должны его отработать с Минфином и 1 сентября, по Вашему поручению, утвердим. Там это будет включено.

В.Путин: Хорошо. Отлично.

(Обращаясь к М.Чижову.) Так что Вы услышали.

Безусловно, работа в области сельского хозяйства с беспилотными аппаратами – это, может быть, одна из самых широких сфер применения на сегодняшний день. И потребители есть, и проще даже регулировать. Это не полёты в крупных городах, связанные с обеспечением безопасности и так далее, здесь проще это сделать. И по другим направлениям это должно быть проще. Но сегодня уже ясно, что в сельском хозяйстве это не так сложно, во всяком случае, здесь нет столько проблем, связанных с обеспечением безопасности полётов.

Поэтому сформулируйте тоже, через Минсельхоз, тем более что у Вас с ними прямой, хороший контакт.

М.Чижов: Да.

В.Путин: И Андрей Рэмович [Белоусов] сказал, в целом мы и так планируем это сделать, Правительство планирует, но, если Минсельхоз детализирует эти вопросы, это было бы своевременно.

А так в принципе здорово. Успехов!

М.Чижов: И с серийным производством здесь, наверное, больше вопрос к Минпрому, всё-таки Минсельхоз за производство дронов не отвечает.

В.Путин: Ну да. Но если сельхозпроизводитель будет иметь средства или субсидии для того, чтобы пользоваться услугами дронов, то тогда и производство будет массовым, а значит, будет дешёвым. Впрочем, мы можем спросить у представителя Минпромторга.

Пожалуйста, как Вы к этому относитесь?

В.Осьмаков: Владимир Владимирович, добрый день! Уважаемые коллеги!

В принципе мы предусматриваем в рамках нацпроекта отдельную поддержку производителей дронов и по линии Фонда развития промышленности, и по линии кластерной платформы, о которой Вы говорили. Это всё зависит от конкретного проекта. Мы готовим в рамках нацпроекта адаптацию инструментов под решение задач повышения серийности производства.

В.Путин: Вот, собственно, серийность связана с потребителями, с объёмом рынка.

Подумаем. Хорошо, что Вы сказали об этом.

Спасибо.

Д.Песков: Владимир Владимирович, конечно, мы стараемся смотреть вперёд, мы понимаем, что для отрасли, в которой сотни тысяч машин постоянно находятся в воздухе, ключевая проблема вдолгую – это безопасность. Безопасность нужно решать на самом глубоком уровне – на уровне собственных стандартов и на уровне, конечно, использования собственных космических систем. У России есть своя группировка и свой стандарт связи, сейчас они [стандарты] все в базе американские – TCP/IP, интернет, они оттуда происхождением. И у коллег есть такой очень сверхамбициозный проект по решению этой задачи.

Я хотел бы дать слово Александру Владимировичу Селютину – председателю совета директоров группы компаний «Техноджет».

Пожалуйста.

А.Селютин: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Здравствуйте, коллеги!

Меня зовут Селютин Александр Владимирович. Я являюсь технологическим предпринимателем и руководителем группы компаний «Техноджет».

Объём инвестиций в технологические проекты компаний – более шести миллиардов рублей. Нами разработан и сертифицирован малый шестиместный самолёт, производственная площадка под который площадью 15 тысяч квадратных метров была построена нами в Нижнем Новгороде.

Было разработано технологическое решение, которое позволяет бесплатформенно производить малые спутники впервые в мире, до сих пор ещё его никто не повторил. Эта разработка была сделана ещё в 2016 году.

В настоящее время компания разрабатывает кроме космических систем ещё и беспилотные летательные аппараты. В разработке находятся три тяжёлых беспилотных летательных аппарата грузоподъёмностью 200, 500 и 1000 килограммов с оригинальной модульной конструкцией и электрическими двигателями собственной разработки и производства.

На сегодняшний момент мы приступили к разработке системы управления этими аппаратами и модема связи, который будет работать на нашем собственном протоколе связи.

Понимая, что Российская Федерация зависима от зарубежных технологических информационно-телекоммуникационных решений, мы десять лет назад в инициативном порядке приступили к разработке собственного стека технологий, которые позволят создать независимое российское информационно-коммуникационное пространство. Данный проект мы назвали «Интернет из России».

Фундаментом наших технологических решений являются собственные протоколы передачи данных, внедрение которых позволит отказаться от использования стека американских сетевых протоколов TCP/IP, на котором в принципе мы сейчас все и работаем, и высокоскоростная технология приёма-передачи данных на базе низкоорбитальных спутников. В 2016 году мы разработали в «железе» и испытали все основные технологические блоки, которые необходимы для создания широкополосной системы спутниковой связи.

В 2018 году была сформирована межведомственная комиссия, двухмесячные результаты работы которой привели к рекомендации госкорпорации «Роскосмос» объединить наши усилия в разработке спутниковых систем связи.

На сегодняшний день мы пока к этому не подошли, но понимаем, что создание российской глобальной системы спутниковой связи и навигации с теми технологиями, которые были нами разработаны, даст мультипликативный эффект для развития, технологического скачка нашей Родины.

Опираясь на государственные возможности, эти технологические решения, мы в кратчайшие сроки готовы создать кооперацию, необходимую для скорейшего производства и развёртывания как наземного, так и спутникового сегмента связи проекта «Интернет из России». По нашим расчётам, для развёртывания понадобится от полутора до пяти лет.

Просим Вашей поддержки в реализации данного стратегического для страны проекта.

В.Путин: Что нужно конкретно сделать?

А.Селютин: Конкретно нужно финансирование, нужно решение об утверждении хотя бы на равных правах российского протокола связи с американскими сетевыми протоколами.

В.Путин: Здесь Вы видите какие-то преференции для иностранцев?

А.Селютин: Я вижу преференции, конечно. Почему? Потому что опыт общения с Роскомнадзором, с «Ростелекомом», с другими организациями показывает, что вся система, которая сегодня сформирована, работает на американском стеке сетевых протоколов. Поэтому мы постоянно информационно зависим, поэтому нам приходится защищаться, шифровать наши данные, это процесс постоянный.

Так как эта вся система сформирована под эту обработку, то что-то новое – это вызов. Против этого вызова я не способен противостоять.

В.Путин: Понятно. Как с 90-х годов сложилось, так и идёт.

А.Селютин: Как сложилось, так это и идёт. Всё новое, что предлагается, сразу же отметается.

В.Путин: Да. Или нужно заходить туда, на ту площадку.

А.Селютин: Или нужно заходить на ту площадку, действительно, именно так.

Хотя по параметрам мы закончили в декабре 2022 года в 16-м институте Министерства обороны – я не знаю, можно об этом говорить или нельзя, – тестирование российского протокола.

В.Путин: Уже сказали. Слово вылетит – не поймаешь.

А.Селютин: Результаты показали, что мы работаем лучше, чем TCP/IP на сети. Я приведу цифру. Если задержка или потеря пакетов в TCP происходит в размере одного процента, то TСP восстанавливает эти пакеты в течение 360 секунд. Мы восстанавливаем – 5,7 секунды.

В.Путин: Максим Станиславович, тоже с коллегами поговорите, потом мне отдельно всё это доложите. Надо помочь им.

М.Орешкин: Есть.

В.Путин: Обязательно. Потому что, если действительно у вас есть более продвинутые предложения, свои собственные, то, конечно, надо сделать всё, чтобы их поддержать. Конечно, ну а как же?

А.Селютин: Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Это и технологический суверенитет, и лучшая конкурентоспособность, и независимость. Конечно.

А.Селютин: И это обеспечение рынка, всего авиационного сектора и беспилотных летательных аппаратов стабильной связью гарантированно.

В.Путин: Абсолютно согласен. Поэтому и прошу своего помощника [Максима Орешкина]. Он с Вами поработает, встретится.

А.Селютин: Спасибо большое.

В.Путин: Потом вместе решим, какие конкретные шаги нужно предпринять. Обязательно будем помогать.

Д.Песков: Крайнее выступление сегодня Андрея Юрьевича Яблокова – заместителя директора Научно-исследовательского центра «Аэроскрипт» по тематике как раз цифровых платформ.

Пожалуйста.

А.Яблоков: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Яблоков Андрей, я представляю компанию «Аэроскрипт», город Санкт-Петербург.

Мы разработали первую в Российской Федерации цифровую платформу организации беспилотного воздушного движения. На остановке «Цифровые платформы» решения нашей компании «Аэроскрипт» и решения компании «Флай Дрон» Вам были продемонстрированы.

Для массового и безопасного применения новых типов воздушных судов без пилота на борту потребуется новая система управления воздушным транспортом без участия человека.

Первое, что мы сделали на пути создания этой системы, ‒ оцифровали структуру воздушного пространства, чтобы пользователи понимали, где надо, а где не надо согласовывать свой полёт. Если полёт согласовывать нужно, то мы в максимальной степени автоматизировали процесс взаимодействия между внешними пилотами и теми, кто даёт разрешение на использование воздушного пространства.

Реализовали сервисы, связанные с идентификацией беспилотных воздушных судов, формированием цифрового следа, мониторингом полёта. С помощью нашего приложения можно управлять дронами DJI.

Платформа работает по всей территории Российской Федерации: от Сахалина до Калининграда.

Получаем очень много положительной обратной связи от любителей, от профессиональных пилотов и от коммерческих компаний. В последнее время с помощью нашей платформы детей обучают правилам полёта на беспилотниках.

С нашими партнёрами ‒ компанией «Транспорт будущего» в Самарской области ‒ мы реализуем концепцию цифровых полётов, когда полёты беспилотников обеспечиваются сервисами, которые предоставляет наша платформа. Беспилотные аппараты информационно интегрированы в систему и фактически становятся её частью. То есть по аналогии с наземным движением можно представить, что в воздухе строятся дороги, развязки, светофоры с учётом рисков на земле и в воздухе.

Мы, наверное, больше всех заинтересованы в том, чтобы беспилотники массово применялись в Российской Федерации, чтобы их летало как можно больше и они летали как можно чаще.

Для примера я могу привести статистику. За прошлый год в Российской Федерации было выполнено около ста тысяч полётов. Один логистический центр в Руанде осуществляет такое же количество операций с помощью беспилотных воздушных судов.

Чтобы в будущем эта новая аэромобильность собралась, необходимо, чтобы появились и беспилотные аппараты, и авионика на них, и наземная инфраструктура связи, места взлёта-посадки и цифровые платформы.

Большинство задач сегодня уже было озвучено: это разработка, сертификация, производство беспилотных аппаратов и комплектующих к ним; создание новых технологий, связанных с предупреждением конфликтов в воздухе; создание сетевых линий контроля и управления беспилотными аппаратами. Это и обучение внешних пилотов, и создание крупных логистических компаний, крупных беспилотных авиационных компаний, и выделение зон для полётов беспилотников там, где это востребовано бизнесом.

Также с компанией «Радар-ММС» мы отрабатываем технологии логистики с применением тяжёлых дронов в отдалённых регионах нашей страны.

Реализация этих мероприятий ‒ использование цифровых платформ, цифровые полёты, внимание государства к развитию отрасли ‒ позволит открыть небо и сделать полёты беспилотников действительно массовыми.

Большое вам спасибо за внимание.

В.Путин: Мы только что говорили об этом. Одна из административно-технологических проблем, так скажем, именно административно-технологических проблем, которую мы должны решить, если хотим развивать беспилотники, и я не могу с Вами не согласиться, полностью согласен, что нужно переводить это из ручного управления в цифровую сферу, иначе мы не достигнем того уровня развития беспилотной авиации, который востребован.

Виталий Геннадьевич, как Вы относитесь к тому, что сейчас коллега сформулировал?

В.Савельев: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Добрый вечер, коллеги!

Безусловно, очень интересно то, что говорил Яблоков Андрей Юрьевич.

Я хочу сказать, что Госкорпорация по организации воздушного движения, наша ГК по ОрВД, имеет карту, которая вывешена на сайте уже сегодня, где вы можете в электронном режиме определить участки полёта дронов. Идентификация пока, на наш взгляд, труднодоступна, потому что нужно иметь ответные части на самом беспилотнике.

То, что рассказывает Андрей Юрьевич, безусловно, интересно, я уже себе пометил, мы обязательно совместно с Росавиацией и ОрВД встретимся, потому что эту тему надо раскрывать. И если у коллег есть более интересные решения, мы обязательно их применим. Для меня это будет хороший вариант, я обязательно встречусь.

В.Путин: Виталий Геннадьевич, я думаю, что это не более интересное, это единственно возможное [решение], потому что если Росавиация будет работать в том же режиме, как сегодня, как по рейсовым самолётам, то никакого развития беспилотной авиации у нас не будет.

В.Савельев: Я согласен, Владимир Владимирович, с Вашим мнением. Безусловно, так. Но я ещё раз хочу сказать, что мы сегодня тоже движемся в этом направлении ‒ если у меня будет возможность, я доложу. В ОрВД мы вывешиваем детальную карту, где можно самому определить границы, где можно использовать беспилотные воздушные средства сегодня уже.

Мы посмотрим, что у коллег есть, и, безусловно, если у них лучшие решения, мы их применим.

В.Путин: Понимаете, в чём дело? Я слушал перед этим коллег, которые этим занимаются, и согласен с ними в том, что нужно коренным образом изменить работу. Не просто что-то улучшить, а коренным образом изменить, нужно переходить на цифровизацию организации воздушного движения.

Если Росавиация в состоянии начать эту работу, то пусть они делают это. Если нет, то нам придётся создать какую-то параллельную организацию, иначе ничего не получится.

В.Савельев: Принято, Владимир Владимирович.

В.Путин: Виталий Геннадьевич, я Вас попрошу: обязательно подумайте над этим. И я жду от Вас предложений по поводу того, как организовать эту работу: или в рамках Росавиации, или что-то сделать всё-таки отдельно.

Они хорошо работают в рамках тех вызовов и тех задач, которые перед ними стоят, но здесь другие задачи, они гораздо более масштабные. У нас будут тысячи этих аппаратов, а может быть, десятки тысяч. Здесь без цифровых платформ решить эти задачи невозможно, это просто другая жизнь и другой уровень задач.

Пожалуйста, подумайте и представьте предложения, хорошо?

В.Савельев: Принято.

В.Путин: Спасибо.

Д.Песков: У нас есть представители крупных банков. Мы специально не просили делать выступление. Если кто-то из коллег хочет выступить…

В.Путин: Пожалуйста, Герман Оскарович. Знаю, что у вас люди очень активно занимаются этим направлением деятельности и небезуспешно.

Пожалуйста.

Г.Греф: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Спасибо большое.

Мы действительно активно участвуем в этой работе и очень благодарны Дмитрию Николаевичу [Пескову], потому что они, конечно, провели огромную работу по систематизации, и Андрею Рэмовичу [Белоусову]. Сейчас ландшафт понятен, очень ясно структурированы проблемы.

Думаю, что Вам основные проблемы все озвучили. Я бы, наверное, сейчас не стал что-то добавлять, может быть, кроме одного ‒ думаю, что об этом, наверное, говорили, ‒ это контроль съёмки. Это сегодня огромная проблема, которая тормозит развитие всей отрасли. Нам без цифровых карт и без возможности использования съёмки в упрощённом режиме просто невозможно.

Мы изучили опыт всех стран: от Китая до Европы, Соединённых Штатов Америки, Индии. Весь мир идёт сейчас по пути изъятий определённых территорий, на которых нельзя проводить съёмку или съёмка которых передаётся на подтверждение того, что там нет ничего запрещённого.

На сегодняшний день то же самое, что Вы сказали в адрес регулирования полётов, ‒ такая же система с аэрофотосъёмкой. И если бы было Ваше поручение ‒ Андрей Рэмович [Белоусов] глубоко в курсе темы и Максим Станиславович [Орешкин], ‒ я думаю, что мы бы могли быстро эту тему отработать, сделать предложения, изменить законодательство.

Без этого дальше двигаться невозможно, эти две проблемы сегодня серьёзно мешают развитию отрасли. Если мы эти две проблемы решим ‒ мы сейчас активно работаем, ‒ я думаю, что мы сделаем всё, чтобы дать толчок для развития отрасли.

В первую очередь, самое главное, ‒ это развитие автономных систем. Сегодня весь мир идёт тоже в сторону автономизации, автономизации наземных роботосистем, автоматизации беспилотных летательных аппаратов.

Сегодня развитие искусственного интеллекта позволяет это делать, но для этого нужна сопряжённая система управления. Для этого нужен хорошо развитый искусственный интеллект, для этого нужна цифровая карта местности и, конечно, хороший вычислитель на борту. В этом случае мы сможем достаточно хорошо продвинуться.

У нас такое количество прекрасных предприятий, в том числе присутствующие здесь, что с ними приятно работать. Я думаю, что мы можем сделать большой шаг вперёд.

Спасибо большое.

В.Путин: Герман Оскарович, мы с Вами давно работаем вместе. Вы знаете мой подход к решению вопросов подобного рода. Конечно, безопасность и режим секретности должны быть обеспечены, но они не должны мешать развитию. Мы прежде всего должны делать упор на развитие. А те, кто думает над обеспечением режима секретности и безопасности, должны обеспечить и думать на тему о том, как обеспечить эти важнейшие направления государственной деятельности ‒ безопасность и секретность, но не мешая развитию.

По развитию есть определённые предложения технологического характера, и они должны внедряться. По мере их внедрения нужно думать на тему о том, как обеспечить и секретность, и безопасность, но не мешая развитию, ‒ вот что очень важно. Это подчас непростая задача, но нужно работать и думать именно в этом ключе, а не просто запрещать, потому что секретно. А честно говоря, у многих вещей уже и секретности нет никакой, потому что с помощью большого разрешения ‒ а у наших недоброжелателей разрешение на высоком уровне – секретного-то уже ничего не осталось. А если что-то осталось, можно, как Вы сказали, внести определённые запреты по территориям. Но мне кажется, что и здесь-то почти ничего уже нет такого, что надо было бы запрещать.

Во всяком случае, в этом направлении будем думать. Поскольку у Вас возможность есть доводить [предложения] до меня и до коллег в Правительстве, где Вы работали, где у Вас очень хорошие рабочие контакты сохраняются до сих пор, ‒ пожалуйста, формулируйте эти предложения.

Ваш коллега, сотрудник, сегодня мне об этом достаточно подробно рассказал. Я в целом согласен с вашими подходами.

Дмитрий Николаевич, всё?

А.Потёмкин: Владимир Владимирович, разрешите?

В.Путин: Да, пожалуйста.

А.Потёмкин: Спасибо большое.

Потёмкин Андрей, компания «Авиателекоминвест».

Мы сегодня с вами уже обсуждали базовый вопрос ‒ это наблюдение и идентификация беспилотных воздушных судов. Очень верхнеуровнево по проблематике прошли. Я бы хотел немного расширить понимание этой задачи следующим образом.

Благодаря Вашему решению технологический суверенитет именно в аэронавигационной отрасли случился уже достаточно давно ‒ 15 лет назад. Сегодня в стране имеется устойчивая промышленность в этой части, и под руководством концерна «Алмаз-Антей» по ряду решений мы не только можем посоревноваться с западными странами по уровню технологий, а где-то и гораздо серьёзнее.

В части наблюдения сегодня внедряются системы. Международными организациями они приняты по сроку эксплуатации до 2040 года и дальше. В этой части авиация является достаточно консервативной: там быстро технологии не меняются.

В мире такие системы производят страны Запада, США, Европа. А, например, в странах ШОС, БРИКС такие системы производит только Россия.

Что мы имеем сегодня у нас в стране? В связи с тем, что из-за внешних условий в том числе сборы от аэронавигационного обслуживания, конечно, просели, и для аэронавигационной промышленности темпы внедрения этих технологий начинают замедляться, конечно, хотелось бы Вашего внимания в рамках задачи по развитию беспилотной авиации, чтобы мы эти темпы не потеряли.

И второе ‒ хотелось бы, пользуясь текущей ситуацией и нашим развитием отношений со странами Азии и с другими странами, всё-таки предложить на системном уровне то, в чём мы действительно сильны на сегодняшний день, предложить эти варианты на экспорт. И конечно, Ваша поддержка в этом плане была бы весьма и весьма для нашей промышленности полезна.

В.Путин: Предложить на экспорт?

А.Потёмкин: Да.

В.Путин: Конечно.

Мы недавно с коллегой из Китая встречались, говорили очень откровенно по многим направлениям и договорились о том, что мы должны дополнять друг друга там, особенно в высокотехнологичных отраслях, где кто-то из нас добивается какого-то движения вперёд, обмениваться этой информацией, помогать и технологически, и развитию рынка. Поэтому это всё будем делать, даже сомнений быть не может никаких.

Нужно только здесь, конечно, на уровне Правительства тоже вырабатывать инструменты поддержки экспорта. Мы стараемся это делать самым активным образом. Как известно, существуют определённые правительственные структуры, которые этим занимаются.

Попрошу ещё Андрея Рэмовича два слова на этот счёт сказать.

А.Белоусов: Вне всякого сомнения. Более того, мы сейчас во все переговорные позиции с нашими крупными фокусными странами, в том числе с Китаем, вставляем вопросы по беспилотникам, в том числе по экспорту наших решений и по импорту, соответственно, тоже ‒ там, где у нас не хватает.

Что касается инструментов поддержки, то Российский экспортный центр обладает достаточно широким спектром инструментов. Я коллеге советую туда обратиться и готов помочь всё сделать и наладить. Там и финансовая поддержка, и нефинансовая. Всё будет сделано. Через соответствующие представительства, я думаю, вопрос будет решён.

В.Путин: Уверен, что и коллеги в наших дружественных странах это поддержат. Беспилотные летательные аппараты не страдают африканской чумой свиней, и поэтому уверен, что это будет даже попроще, чем продвижение свинины на китайский рынок.

А.Потёмкин: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, что ещё, коллеги? Всё?

Я хочу вас ещё раз поблагодарить за сегодняшнюю встречу. Она была, на мой взгляд, очень полезной, тем более что мы стоим на пороге принятия определённых решений, программ.

Спасибо, что вы акцентировали внимание на тех точках, которые нужны для внимательного их рассмотрения с целью обеспечения движения вперёд.

Отрасль важнейшая ‒ ещё раз хочу подчеркнуть то, что сказал в начале нашей встречи, ‒ очень интересная и чрезвычайно перспективная и с точки зрения технологического развития страны, обеспечения нашей технологической безопасности и суверенитета, и с точки зрения бизнеса: если действительно в течение нескольких лет рынок будет измеряться триллионом рублей, это что-то значит.

Хочу вот что сказать: государство заинтересовано в вашем успехе, и мы постараемся делать всё, что от нас зависит, для того чтобы этот успех состоялся.

Спасибо большое.

 

http://www.kremlin.ru/events/president/news/71015

 

Этот сайт использует файлы cookie и метаданные. Продолжая просматривать его, вы соглашаетесь на использование нами файлов cookie и метаданных в соответствии с Политикой конфиденциальности.
Понятно